Отрывистость, плавность и «эффект мыльной оперы»: почему фильмы снимают со скоростью 24 кадра в секунду

Разбираемся в одной из главных дилемм современных кинематографистов.

Вероятно, вы могли слышать фразу: «Фотография — это правда. А кино — это правда 24 кадра в секунду». Ее произносит Мишель Сюбор в роли Бруно Форестье в фильме «Маленький солдат» Жана-Люка Годара. Откуда появилось это выражение и почему именно 24, а не 10, 15 или и вовсе 100? Давайте разбираться.

Кадровая частота, она же фреймрейт или FPS — это количество кадров, которые сменяют друг друга на экране за секунду. Ученые выяснили, что человеческий мозг способен воспринимать по-отдельности 10-12 изображений за это время. Поэтому кинематографисты ускорили частоту смены кадров, чтобы появилась иллюзия непрерывного движения.

Вспомните эпоху немого кино — тогда фильмы выглядели неестественно, а движения в кадре могли казаться быстрыми и отрывистыми. Дело в том, что на заре кинематографа о качестве изображения задумывались немногие. Фильмы в основном крутили со скоростью от 16 до 24 кадров в секунду. А так как проектором управлял киномеханик, темп ленты мог меняться в зависимости от того, насколько динамичной должна была быть та или иная сцена. Считалось, что указанный выше фреймрейт был наиболее подходящим для того, чтобы зритель поверил в показанное на экранах, а создатели фильмов не разорились на покупке дорогостоящей кинопленки.

Все изменилось в 1927 году, с выходом первой полнометражной картины с репликами и синхронизированной музыкальной партитурой «Певец джаза». Тогда была установлена стандартная кадровая частота — 24 кадра в секунду, которая позволяла сохранить одинаковую частоту звука, относительную плавность движения в кадре, а заодно не выходила за рамки технических и финансовых ограничений.

24 FPS — стандарт для кинематографа, однако далеко не все режиссеры хотят ему следовать. Еще изобретатель кинетоскопа Томас Эдисон выступал за частоту в 46 кадров в секунду, поскольку считал, что именно она позволяет сделать изображение на экране более четким и менее утомляет человеческий глаз.

В 21 веке Голливуд начал осваивать HFR (High Frame Rate), то есть технологию ускоренной съемки в 48, 60 или более FPS. Наиболее ярким примером ее использования стала трилогия Питера Джексона «Хоббит». Режиссер представил франшизу в формате 3D с частотой в 48 кадров в секунду, но, вопреки ожиданиям, вызвал множество негативных отзывов у зрителей. Оказалось, человек настолько привык к слегка «мерцающему», размытому изображению на экране, что повышенная четкость и детализация картинки вызывала у него дискомфорт. Кинокритики посчитали, что плотность видеоряда придала лентам «болезненный блеск фальши». Многие жаловались на то, что мир Средиземья утратил свое магическое киноволшебство и больше был похож на спектакль или дешевую «мыльную оперу» — хоббиты, гномы и другие его обитатели стали выглядеть слишком искусственно, природные пейзажи больше напоминали «цифровые задники», а актеры казались чрезмерно загримированными. С другой стороны, те, кто уже сумел оценить визуальную революцию Джексона и пересмотреть ленты со стандартной частотой, жаловались на нехватку «чистой» картинки.

Следующим после Джексона эстафету по HFR перехватил Энг Ли. Его «Долгий путь Билли Линна в перерыве футбольного матча» стал первым в истории фильмом, снятым в формате 120 кадров в секунду. Несмотря на то, что постановщик постарался учесть претензии, предъявленные его коллеге, лента все равно провалилась в прокате. Фильм обвиняли в сверхреалистичности, которая не позволяла «поверить» происходящему на экране.

Еще одним сторонником высокочастотного кино выступает Джеймс Кэмерон. После выпуска первого «Аватара» он пришел к выводу, что фильмы в формате 24 FPS, показанные в 3D, негативно влияют на восприятие зрителя. «Если 3D-кино стало окном в реальность, то HFR избавляет нас от стекла в нем», — заявлял он на форуме CinemaCon в Лас-Вегасе и подчеркивал, что вторую часть франшизы будет снимать со скоростью 48 кадров в секунду.

«Аватар: Путь воды» Кэмерон снимал более десяти лет, восемь раз перенося дату премьеры. В итоге ленту показали в мировом прокате в декабре 2022 года, она стала четвертым самым кассовым фильмом в истории кинематографа. В ней постановщик объединил форматы: динамичные сцены, особенно под водой, он снимал на повышенной частоте кадров, а статичные — на стандартной. Как итог, визуальную сторону ленты критики назвали «ошеломляющей» и максимально приближенной к виртуальной реальности.

И все же споры относительно того, с какой скоростью должно сниматься кино, не утихают. Одни утверждают, что за высокой кадровой частотой – будущее. Другие говорят, что не все нововведения работают так, как хотелось бы. Ясно одно: технологии совершенствуются, а значит — изменений в любом случае не избежать. Какими они будут — время покажет.

Анастасия Лабурец специально для 7ДнейКино. Присоединитесь к обсуждению этого материала в комментариях или на нашем сайте.

Больше интересных материалов о кино — в нашем Telegram-канале.